v_dushevin (v_dushevin) wrote in economics_techn,
v_dushevin
v_dushevin
economics_techn

Category:

Деньги



"– Вот это меня и беспокоит, – заметил Смит. – Выпускать новые деньги – обязанность государства, но оно должно их чем-нибудь обеспечивать, например золотом или государственными облигациями.
– Но что же, Бог мой, должен представлять собой символ – кроме своего номинального участия в процессе?
– Вы говорите так, словно деньги – простая абстракция.
– А что же еще?
Смит ответил не сразу. Две несхожих, по-разному ориентированных концепции столкнулись – и завели собеседников в тупик
". (Р. Хайнлайн "Там, за гранью")


СУТЬ ДЕНЕГ

Можно найти уйму умопомрачительно сложных определений и теорий денег. Но суть, на самом деле, проста: деньги – это мера обмена продуктами. Разделяют, правда, деньги как средство обмена и как средство накопления, но копим-то мы ведь только для того, чтобы потом что-то купить, т.е. на что-то обменять.

В древности перед людьми встала проблема, каким образом обмениваться излишками произведенных продуктов. Например, у меня есть бык, а мне нужно 10 мешков зерна. Но продавцу зерна быки не нужны, зато ему нужна соль. Продавцу соли как раз нужен бык, и мы совершаем обмен по кругу. Довольно громоздкая система.

Для оптимизации были изобретены деньги. Ими могут быть любые предметы. Первоначально деньги были товарными, т.е. просто неким стандартным товаром-посредником. Например, морской раковиной, беличьей шкуркой или кусочком золота. Любую вещь можно сначала обменять у других на кусочки золота, и сразу же с этими деньгами отправиться к продавцу нужного нам продукта, избегая длинных цепочек прямого обмена. В конечном счете, золото и серебро вытеснили все другие деньги, потому что были довольно редкими (т.е. дорогими), компактными и долговечными. Но традиционно это был такой же товар, как и все остальное, только порционный и общеупотребительный.

Сознание цепляется за то, что, отдавая вещь за деньги, мы на самом деле меняем продукт на продукт, т.е. не остаемся с пустыми руками. Но на самом деле не имеет значения, чем является товар-посредник. ДЛЯ ФУНКЦИИ ДЕНЕГ ВАЖНЫ СВОЙСТВА ПОРЦИОННОСТИ И ОБЩЕУПОТРЕБИТЕЛЬНОСТИ, а вовсе не потребительские качества самих денег. Сейчас же никого не удивляет наличие пачки БУМАГИ в кармане или ВИРТУАЛЬНЫХ ЦИФР в компьютере банковской системы. Какая от таких товаров-посредников практическая польза? Ну, купюрами можно стены оклеить, но цифры в компьютере – это вообще ЧИСТАЯ АБСТРАКЦИЯ, НОМИНАЛЬНЫЕ СИМВОЛЫ. На самом деле деньги – это просто символ, абстракция, независимо от их материального носителя (золота, серебра, меди, бумаги, электронов).

Нам ведь не нужны деньги как таковые, нам нужна возможность легко получить за них необходимые продукты и услуги (далее под словом продукты мы будем подразумевать и услуги тоже). Мы меняем произведенные нами товары и проделанную работу на необходимые продукты, только для удобства нам их выдают не натурой, а символами, позволяющими забрать у других отмеренное на них количество продуктов. Главное, чтобы эти символы были стандартными и все за них отдавали реальные вещи и оказывали услуги. Грубо говоря, деньги – это договоренность между людьми, символ, абстракция. Введены для удобства. Как буквы, цифры, система мер и весов. Деньги, по идее, и должны входить в принятую систему мер и весов наравне с килограммами, метрами и градусами. Деньги просто отмеряют что-то реальное, при этом сами реальностью не являясь. А материал, из которого они сделаны, для нас так же безразличен, как и материал, из которого сделана линейка или гиря.

Ведь как без системы мер и весов невозможна современная наука и промышленность, так и без денежной системы невозможна современная экономика. С помощью этих систем мы измеряем, сравниваем, рассчитываем, планируем и проектируем. Деньги связывают всю хозяйственную систему в единый гармоничный организм. Они как кровь, которая циркулирует в нашем теле и связывает все органы воедино. При этом сами по себе деньги стоимости не имеют, так же как мера веса не есть сам этот вес. Грубо говоря, рубль в нашем кармане – это лишь ВОЗМОЖНОСТЬ отмерить себе продуктов или услуг стоимостью рубль. Деньги – это просто эквивалент обмена, счетная единица. Деньги – это экономическая линейка.

Трудно свыкнуться с этой мыслью. Ведь на самом деле деньги в кармане и на нашем счете – это НИЧТО. Они станут чем-то только в тот момент, когда мы на них что-то купим. Причем это "что-то" должно быть в экономике, иначе деньги так и останутся ничем.

Я вижу, что это плохо понимается нашим старшим поколением. Бытует уверенность, что в 1991-1993 гг. были украдены деньги, которые заморозили на счетах и которые съела инфляция. И теперь все требуют, чтобы им вернули их деньги. Правительство даже подыгрывает этому, потихоньку устраивая шоу под названием "выплата компенсаций". На самом деле возвращать-то нечего, потому что советские рубли были той мерой, которой измерялось РЕАЛЬНОЕ достояние СССР, вся совокупность его продуктов. За 20 лет наша страна разграблена до основания, а наши заводы, НИИ, колхозы и т.д. и были нашими деньгами, нашими продуктами. Исчез продукт – потеряли смысл и деньги. Допустим, всем сейчас вернут все накопления, "украденные" 20 лет назад, и даже пересчитают их на коэффициент инфляции (т.е. один советский рубль = около 320 рублей 2018 г. (это по оценочным прикидкам, официально надо умножать на 97, а если считать в "нарезных батонах" – то на 120)). Что случится? Да ничего хорошего. Количество товаров в стране не изменится, а денег станет море. Поэтому цены просто скачком подпрыгнут, чтобы компенсировать возникшее неравенство. За эти деньги больше купить не получится, потому что этого "больше" попросту нет в экономике.

Деньги обслуживают хозяйственные операции в рамках процесса разделения труда, поэтому количество денег условно должно равняться количеству предлагаемых на обмен продуктов. Растет экономика – денег нужно добавить, падает – нужно убавить. Если денег становится больше, чем продуктов, то в стране начинается инфляция, т.е. все дорожает в денежном выражении; если меньше – дефляция, т.е. все дешевеет в денежном выражении. Если продолжить сравнение с кровью в организме, то маленькой девочке крови нужно заведомо меньше, чем взрослому мужчине. С ростом организма и крови должно становиться больше. От потери крови могут начаться проблемы во всем организме, поэтому в таком случае нужно срочное вливание. Баланс должен поддерживаться всегда. Иначе – смерть (либо реальная, либо экономическая).


ИСТОРИЯ ДЕНЕЖНОГО ОБРАЩЕНИЯ

Казалось бы, все просто. Но в реальности это не так. Чтобы понять систему, которая действует сегодня, нужно немного углубиться в историю.

Выше мы остановились на том, что деньгами стал порционный и общеупотребительный товар – золото. Добывали этого метала не так много, поэтому общий баланс золото-продукт поддерживался довольно неплохо. Экономика потихоньку росла, понемногу в нее добавлялось вновь добытое золото. Проблемы начались в XVI в. с открытием и разграблением сначала Америки, а затем Индии, Африки и Азии. Конкистадоры (исп. завоеватели золота) обрушили на Европу потоки золота и серебра. В итоге наступила, смешно сказать, золотая инфляция – товары стали дорожать в золоте (что естественно, ведь на то же самое количество производимых экономикой продуктов стало распределяться значительно большее количество денег-золота). Торговля резко стала настолько выгодным делом, что для ее расширения начали использовать кредит. Потоки денег подстегнули и производство, к золоту из колоний стали добавляться и продукты, так что экономика Европы начала стремительно расти. Поток награбленного золота довольно быстро по историческим меркам иссяк, а продуктов становилось все больше. Кредит, т.е. деньги взаймы, стал расширяться, ведь растущую экономику нужно насыщать деньгами, а количество золота – величина конечная. Напомним, что золото все еще считается товаром-посредником. Кредит позволил возвращать в экономику то золото, которое без дела лежало по сундукам в виде накоплений. Первоначально все было просто: у меня есть 100 золотых монет, покупать на них пока ничего не хочу, так что я готов одолжить их кому-то для дела. Но просто рисковать своими 100 монетами мне не хочется, поэтому я готов их отдать только за определенную плату. Допустим, 10% в год. Через год ко мне вернется 110 золотых монет.

Появились банки, которые обслуживали этот процесс: принимали на хранение лишнее золото у населения и возвращали его в экономику в виде кредитов. Эти учреждения росли, все больше людей хранили свои деньги именно в их сейфах. Банки давали бумажные расписки с указанием того количества золота, которое у них хранится. В случае необходимости купить какой-то продукт, можно было прийти с распиской в банк, забрать свое золото, отнести продавцу, тот бы пошел с этим золотом опять в банк и положил бы его в сейф, за что получил бы бумажную расписку. Очень быстро все сообразили, что намного легче просто обмениваться бумажными расписками, гарантирующими получение в банке определенного количества золота. Вот так, собственно, и появились современные деньги.

Точнее, почти современные. Экономика росла, росла и потребность в обслуживающих ее деньгах. Но столько дополнительного золота взять уже негде! Поэтому появилась СИСТЕМА ЧАСТИЧНОГО РЕЗЕРВИРОВАНИЯ и заработал БАНКОВСКИЙ МУЛЬТИПЛИКАТОР. Банкиры знали, что не все люди приходят за золотом, все больше операций ведется напрямую банковскими расписками. Т.е. вероятность того, что все владельцы расписок одновременно прибегут в банк за своим золотом, довольно низка. Поэтому можно выдавать в кредит расписок на большее количество золота, чем реально имеется в сейфах банка: все равно никто не заметит, зато в экономике появится больше столь ей необходимых денег. Главное, чтобы в банке всегда был резерв золота – процентов 10-15 от выданных расписок на случай обращения части клиентов за своими деньгами. Т.е. система частичного резервирования, по сути, позволила банкам делать деньги из воздуха.

Таким же свойством обладает и банковский мультипликатор. Допустим, я принес в банк 100 золотых монет. Банк выдал мне расписку о том, что на моем счете есть 100 монет, и я счастливый ушел домой. Завтра в банк обратился клиент с просьбой выдать кредит в 100 золотых. Банк отдает мои деньги клиенту под процент. Этот клиент тратит их на что-то у продавца, и продавец приносит 100 золотых на хранение в банк и получает расписку о том, что у него на счету 100 монет. За 2 дня банк из моих 100 золотых монет умудрился создать еще 100: в виде кредита и нового вклада. Если бы не система частичного резервирования, это могло бы продолжаться до бесконечности. Но все же банк вынужден часть денег сохранять про запас на всякий случай, так что со временем волна затухает. В современной экономике с 10% резервированием мой первоначальный вклад, в конечном счете, раздуется в 10 раз.

Экономика выскочила из золотой удавки, но почти сразу угодила в процентную удавку кредитных денег. Да, кредит временно увеличивает денежную массу в экономике, но после возвращения основной суммы долга мы уплачиваем и процент, а денежная масса, в конечном счете, реально сокращается еще больше на сумму этого процента. Чтобы компенсировать убыль, экономике приходится брать новые кредиты, и с каждым новым циклом количество золотых денег все уменьшается, зато растет объем кредитов. По сути, кредит уничтожает деньги быстрее, чем их создает. Элементарный пример. Если в экономику пришло 100 рублей кредитных денег под 10% годовых, то через год нужно вернуть 110 рублей. Хорошо, 100 нам дал банк, но где взять еще 10? Изъять из экономики. В конечном счете, все деньги в экономике станут кредитными, т.е. просто чьей-то долговой распиской. И в этот момент выпуск новых кредитных денег под процент приводит к тому, что вернуть долг уже принципиально невозможно. Мы получили 100 рублей кредитных денег на обслуживание хозяйственных операций, и через год вынуждены вернуть банку 110 рублей. Поскольку все деньги в экономике – это, условно говоря, те самые 100 кредитных рублей, то дополнительных 10 рублей под оплату процента просто физически не существует. Нужно снова брать кредит у банка. А учитывая, что нам нужно еще и восстановить прежний объем денежной массы, то новый кредит уже будет не меньше 110 рублей, и в конце года придется возвращать 121 рубль. Долги растут по экспоненте, т.е. с ускорением. Их ВЕРНУТЬ ПРИНЦИПИАЛЬНО НЕВОЗМОЖНО.

Итак, что же у нас получается? Товарные деньги плохи тем, что жестко привязывают экономический рост к количеству некоего продукта, что рано или поздно вызывает перекосы. Кредитные деньги частично решили проблему гибкости денежной массы, но породили совершенно чудовищную проблему пирамиды принципиально невозвращаемого долга. Например, проследим историю денег в XX в. В начале все ведущие государства строили денежную систему на золотом стандарте, т.е. с привязкой валюты к золотому запасу. Естественно, приходилось добавлять гибкости этой системе с помощью банковского кредитования. В результате двух мировых войн все мировое золото перетекло в США, в результате чего Европе просто не на чем было строить свою денежную систему. Выход нашли своеобразный – все валюты привязали к доллару США, который, в свою очередь, обеспечивался золотом. Система проработала лишь 30 лет, после чего пришлось отвязываться от золота. Сегодня все деньги в мире – кредитные деньги. Финансовая система строится на пирамиде долга. Да, конечно, эту пирамиду пытаются удержать в рамках соответствия производимому продукту, но это уже не получается. Потому что процент растет по экспоненте, и рано или поздно выходит из-под контроля.

Вернемся к цитате, с который мы начали наш разговор. Мистер Смит говорит о товарных и кредитных деньгах, но его собеседник не может понять, зачем такую общепринятую абстракцию, как деньги, привязывать к столь несовершенным механизмам, как товар-посредник или же пирамида долга.

Современная система финансов крайне несовершенна. Она требует серьезного пересмотра.


РАЗМЫШЛЕНИЯ ОБ ИЗМЕНЕНИЯХ

Монополизация функции денежного обращения означает неизбежную ликвидацию системы коммерческих банков во главе с Центральным Банком. На инфраструктуре коммерческих банков должна быть выстроена единая централизованная платежная система под управлением Министерства Финансов. Каждый гражданин России с рождения станет владельцем одного (и единственного) расчетного счета в этой системе.

Деньги должны признаваться исключительно условным символом, абстрактной мерой обмена и средством платежа в системе разделения труда. Поэтому деньги для внутригосударственного использования останутся фиатными, т.е. не товарными (без привязки к драгоценным металлам, долговым обязательствам и прочим "активам"), для обеспечения их эластичности. Но поступать в экономику они станут не как кредит, но как мнимый капитал, на беспроцентной основе. Соответственно, необходимо выйти из системы currency board, т.е. эмитировать рубли без привязки к имеющимся золотовалютным резервам, а курс обмена выставлять директивно на основании покупательной способности валют.

Цель государственного регулятора – стабильность цен, т.е. соответствие денежной массы производимым товарам и услугам. Добиться этого можно на основе ежемесячного анализа отчетности компаний и ведения соответствующей статистики. Обычно реальное производство товаров и услуг, в отличие от финансовых инструментов, не может давать сильные взлеты или падения за 30 дней, так что этой информации должно хватать, чтобы Министерство Финансов успевало реагировать в своей денежной политике. Добавление денежной массы в оборот будет происходить через дополнительные предоплаченные государственные заказы, создание фондов для реализации новых экономических проектов или просто методом зачисления определенных сумм на все счета граждан. Почему спрос нужно стимулировать кредитованием, в перспективе только сжимая его, обременяя людей долгами и обрекая инвестиции в расширение бизнеса на убытки, когда той же цели можно достичь простой контролируемой раздачей денег? Добавление денежной массы допускается только на основании статистических данных Министерства Экономики о росте производства товаров и услуг (не финансовых) для бесперебойного обеспечения деньгами их обмена.

Изъятие денежной массы из оборота при падении производства продуктов будет осуществляться через налоги или по методу свободных денег Сильвио Гезеля – обложением остатков по счетам процентом, стимулирующим людей избавляться от денег через потребление продуктов: это и денежную массу в обороте сократит, и спрос подхлестнет.

При стабилизации цен в стране отпадает логика и необходимость потребительского кредитования, которое должно быть запрещено. Ту же функцию выполнит обычное накопление. Возможно, единственно доступной для физических лиц формой кредита станет беспроцентный ипотечный заем. Переход на новые правила не может обнулить текущие долги: принципы cправедливости и cамостоятельности подразумевают, что люди должны отвечать за собственные действия. Уже взятые кредиты придется вернуть: только основную сумму ежемесячными платежами, без процентов.

Кредиты для бизнеса тоже должны стать, по сути, беспроцентными. Чтобы в результате такой политики экономика не "запузырилась" от избытка дешевых денег, предприятия будут финансироваться только под конкретные производственные, торговые или научно-технические проекты (но не под финансовые спекуляции). Более того, хозяйственным обществам следует запретить распределять прибыль участникам в случаях, если на балансе висят кредиты.

Для внешнеторгового оборота должна применяться какая-то форма договорной товарной валюты, допустим, золото (монетный или слитковый, но не девизный стандарт). Это должно лучше балансировать профициты/дефициты торговых балансов разных стран. На переходный период сосуществования старой и новой систем, в качестве денег для внешнеторгового оборота будут использоваться современные резервные валюты (доллары, евро и т.д.) из золотовалютных резервов Министерства Финансов. Они больше не должны быть просто Резервами, а будут использоваться по назначению как средство платежа. Держать гигантские валютные резервы в стране, где ликвидированы коммерческие банки и неконтролируемые финансовые рынки, где больше нет опасности притока/оттока горячих спекулятивных капиталов, нет необходимости. Более того, практически беспроцентное рублевое кредитование бизнеса должно снизить спрос на иностранные валютные займы, что еще больше снизит валютные риски страны.

Все фондовые рынки должны быть радикально реформированы и влиться составной частью в единую платежную систему. Функции торговой площадки и депозитария также будут осуществляться платежной системой.

Онлайн доступ к расчетному счету даст возможность каждому покупать/продавать ценные бумаги и, например, драгоценные металлы (хотя какой в этом будет смысл?), без привлечения посредников. Система в реальном времени будет сводить заявки на продажу/покупку вместе и рассчитывать цену. Наряду с расчетным счетом будет автоматически доступен депозитарный счет, на котором отразятся все ценные бумаги/активы в собственности. Покупка/продажа, получение дивидендов/платежей по купонам пройдут автоматически, как в магазине, внутри единой платежной системы.

Для предотвращения спекуляций необходимо разработать систему ограничений на движение ценных бумаг. Например, 100% налог на доход от продажи ценных бумаг, если такая продажа осуществляется ранее, чем, допустим, через год после покупки (т.е. можно продать, но выручить получится только столько же (или меньше), сколько изначально затратил на покупку). Люди должны быть инвесторами, а не спекулянтами.

Таким образом, мы сможем ликвидировать раковую опухоль коммерческих банков, работающих на основе ссудного процента, и финансовых рынков, вытягивающих денежные потоки в контрпродуктивную игру с бумагами. При этом сохраним гибкость инвестиционного процесса.

Tags: Финансовая революция, банки, деньги, финансы, экономика
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 31 comments